Обмен учебными материалами


Открытие европейцами побережья Тропической Африки. Эпоха работорговли



В течение целого столетия на прибрежных землях Западной Африки португальцы занимали монопольное положение, право на которое неоднократно подтверждалось Ватиканом. Основательно закрепившись на прибрежной территории от Сьерра-Леонедо Камеруна,Португалия условно поделила ее на четыре зоны: Перечный (Перцовый) Берег, Берег Слоновой Кости, Золотой Береги Невольничий Берег.Так они были названы по тем товарам, которые являлись главным предметом вывоза. Размеры торговли были значительны. В начале XVI в. вывоз португальцами золота составлял 1/ мировой добычи того времени. Торговый обмен с африканцами был явно неравноценным: и золото, и другие товары они получали почти даром. Вскоре в номенклатуру приобретаемого товара были включены и люди —африканцы.

Португалия была не только первооткрывателем береговой линии Тропической и Южной Африки, но стала страной, положившей начало превращению континента в «заповедное

поле охоты на чернокожих». С открытием островов Вест-Индии и Америки здесь стали устанавливать свое господство Испания, Португалия (в унии с Испанией в 1578—1640 гг.), за ними следовали Голландия, Франция, Англия. На континенте были открыты золотые, серебряные рудники и алмазные копи. Начало создаваться плантационное хозяйство. Поначалу в их эксплуатации использовалась рабочая сила коренного населения. Но вскоре индейцы Америки и Вест-Индии либо были перебиты, либо заживо погребены в рудниках. На Гаити, например, в 1508 г. насчитывалось около 60 тыс. чел. местного населения, а в 1548 г. осталось только 500 человек. В Перу в 1575 г. было 1,5 млн чел., а в 1793 г. — всего 600. На Кубе к 1548 г. индейское население исчезло полностью. Возникла острая потребность в привозной рабочей силе, основную массу которой составили африканские невольники.

Европейская работорговля осуществлялась с середины XV в. и до 70-х годов XIX в. В ходе ее развития сложилась система так называемой «треугольной» торговли. Суть ее заключалась в том, что товары из Европы, направляемые в Африку: огнестрельное и холодное оружие, спиртные напитки, ткани, металлоизделия, посуда и т. п. обменивались на рабов, которых доставляли в Новый Свет и в свою очередь обменивали на колониальные товары: сахар, табак, хлопок и др., доставлявшиеся в Европу. Схема выглядела следующим образом: Европа — Африка — Америка — Европа.

Работорговля приносила огромные доходы купцам и работорговцам. С участием в ней связано быстрое развитие и процветание городов Европы и Америки — Бристоля, Ливерпуля, Манчестера, Лондона, Нанта, Руана, Амстердама, Нью-Йорка, Нового Орлеана, Рио-де-Жанейро и др.

За четыре столетия европейские работорговцы доставили в Америку до 15—16 млн человек. Число погибших в результате трансатлантической работорговли составило около 60— 70 млн человек. Отбирались самые сильные и молодые африканцы в определенном соотношении мужчин и женщин, которое обычно составляло 3:1 или 4:1.

В истории развития европейской работорговли выделяются три основных периода: с середины XV до середины XVII в.; со 2-й половины XVII до начала XIX в., времени официального запрещения работорговли рядом ведущих европейских

держав; и, наконец, период так называемой контрабандной работорговли, продолжавшейся до 70-х годов XIX в.

Загрузка...

Первый этап работорговли (1441—1640)

Вывоз невольников из Африки на американское побережье стал осуществляться с начала XVI в. До этого времени европейцы еще не приступили к полной эксплуатации американской территории. Поэтому работорговля шла сначала из Африки в Европу, в отдельные области самой Африки и на острова, прилегающие к западному побережью материка, на которых португальцы уже создали плантационные хозяйства. Первой базой работорговли в районе Западной Африки стали Острова Зеленого Мыса,колонизированные Португалиейк 1469 г.

В 1441 г. в Португалию была доставлена первая партия африканцев в количестве 10 человек. С 40-х годов XV в. Лиссабон стал регулярно снаряжать специальные экспедиции за живым товаром. На невольничьих рынках страны началась продажа рабов-африканцев. Их использовали как домашних слуг в городе и для работы в сельском хозяйстве. По мере колонизации островов в Атлантическом океане — Сан-Томе, архипелага Зеленого Мыса, Азорских островов и Фернандо-По — португальцы стали создавать на них плантации по возделыванию сахарного тростника. Требовалась рабочая сила. Главным источником ее в то время стал Бенин,который располагал возможностью продавать военнопленных, захватываемых во время постоянных войн с мелкими племенами дельты Нигера.

С начала XVI в. начинается ввоз рабов из Африки в Новый Свет. Первую партию невольников из Африки в количестве 250-ти человек доставили на рудники Эспаньолы(Гаити) испанцы в 1510 г. За период с 1551 по 1640 г. Испания использовала для перевозки рабов 1222 судна, поставив в свои колониальные владения в Америке до одного миллиона невольников. Не отставала от Испании и Португалия. Получив свое владение по Тордесильясскому договору (1494 г.) Бразилию, она, с 1530 по 1600г., ввезла в колонию 900 тыс. африканских рабов.

Главными районами вывоза рабов из Африки были Золотой Берег, Конгои Ангола.Торговые форты на западноафриканском побережье превращались в пункты купли-продажи

невольников. Основным потребителем живого товара в XVI— XVIIв. являлась Испания.Снабжение рабами испанских колониальных владений в Америке осуществлялось на основе специальных договоров — асъенто. По форме это был подряд по обеспечению колоний рабочей силой — невольниками. Между так называемым посредником и испанской королевской властью заключался контракт, по которому первый брал на себя обязательство поставки рабочей силы в королевские колонии. «Корона» от этой системы получала доходы и одновременно сохраняла «чистые руки», поскольку сама не принимала непосредственного участия в приобретении рабов на Гвинейском побережье. За Испанию это делали другие и прежде всего Португалия,заключившая с ней подобный контракт.

Монополия на господствующее положение в мире, предоставленная Испании и Португалии римским папой, со временем стала вызывать резкое неудовольствие у других европейских держав. По мере обретения Голландией, Францией, Англией и другими странами колоний в Новом Свете и создания в них плантационного рабства началась борьба за обладание невольничьими рынками. Первым из прежних «аутсайдеров», кто обратил свои взоры в стороне западного побережья Африки, была Англия. В1554 г. торговая экспедиция Джона Локадостигла португальского владения Эль-Мина, а в 1557 г. другая экспедиция достигла берегов Бенина. Три первые круп-. ные английские экспедиции за африканскими невольниками в 15591567гг. под началом Дж. Хоукинсачастично финансировались самой английской королевой, а сам он впоследствии был возведен в рыцарское достоинство. Английское правительство считало, что «торговлярабами способствует благосостоянию нации», и взяло английских работорговцев под свое покровительство. В 1618г. в Великобритании была создана специальная Английская компания лондонских предпринимателей по торговле в Гвинеей и Бенином.

Свои торговые сношения с западным побережьем Африки стала налаживать и Франция. С 1571по 1610г. и ее портов к «Гвинейским побережьям» (Сьерра-Леоне, Эль-Мина, Бенин, Сан-Томе) было отправлено 228 кораблей. Конечным пунктом многих из них была «Перуанская Индия» или Бразилия.

Наиболее серьезно на подрыв португальской монополии в работорговле нацелились голландцы. С 1610г. они составили Португалии острую конкуренцию. Преимущество Голландии

стало особенно явным с образованием в 1621 г. голландской Вест-Индской компании, которая начала захватывать португальские торговые посты на побережье Западной Африки. К 1642г. порты Эль-Мина, Аргуин, Гори, Сан-Томеуже находились в руках голландцев. Ими были захвачены и все португальские фактории на Золотом Берегу. Голландия стала в первой половине XVII в. главным поставщиком африканских невольников в испанские и другие колонии в Америке. В 1619 г. голландцы доставили в основанный ими Новый Амстердам (будущий Нью-Йорк) первую партию из 19 рабов, которые положили начало формированию негритянской общины на территории будущих Соединенных Штатов. Франция первых рабов в Америку поставила в 40-х годах XVII в.

С потерей Эль-Мины и других владений португальцы тем не менее не были вытеснены с побережья. Голландцам не удалось завоевать то монопольное положение, которое ранее занимала Португалия. Западное побережье Африки оказалось открытым для европейской конкуренции. Борьба за монополию работорговли стала стержнем ожесточенной конкуренции основных европейских держав во второй половине XVII в. и в течение почти всего XVIII в. Главными в этой борьбе были Англия и Франция.

Второй этап работорговли (1640—1807)

Со второй половины XVII в. торговля рабами возрастала и ее организация совершенствовалась. Первые проявления организованной системы торговли африканскими невольниками через Атлантику были связаны с деятельностью крупных коммерческих компаний и их филиалов, явно стремившихся к монопольному положению. Голландия, Англия и Франция организовали крупные торговые компании, которым было предоставлено право монопольной торговли африканскими рабами. Таковы были уже упомянутая голландская Вест-Индская компания,английская Королевская африканская компания1664г.), французская Вест-Индская компания(с 1672 г.). Несмотря на официальный запрет, работорговлей занимались также частные предприниматели.

Одна из целей компаний — добиться права на «асъентпо» от испанцев (перестало существовать только с 1789 г.). Это

право было у португальцев, затем перешло к голландцам, опять вернулось к португальцам. Франция обладала правом асьенто с 1701 по 1712 г., утратив его по Утрехтскому договору в пользу англичан, которые получили монопольное право на снабжение Америки африканскими рабами в течение 30 лет (1713—1743).

Однако расцвет работорговли в XVIII в. был связан в большей степени не с монопольными компаниями, а стал результатом свободного частного предпринимательства. Так, в 1680—1700 гг. Королевская африканская компания вывезла из Западной Африки 140 тысяч невольников, а частные предприниматели — 160 тысяч.

О размахе и масштабности европейской работорговли в XVIII в. говорят такие цифры. С 1707 по 1793 г. французы 3342 раза снаряжали экспедиции за невольниками. При этом одна треть таких экспедиций приходится на первые 11 лет после окончания войны за независимость США. Однако первое место по числу экспедиций за невольниками оставалось за Англией, второе — за Португалией. Английский город Бристоль за XVIII в. послал в Африку около 2700 кораблей, а Ливерпуль за 70 лет — более 5000. В суммарном отношении за век было организовано более 15 тысяч экспедиций за невольниками. К 70-м годам XVIII в. вывоз рабов в Новый Свет достигал 100 тысяч человек в год. Если в XVII в. в Америку было ввезено 2 750 000 рабов, то к началу XIX в. в колониях Нового Света и в США работало около 5 млн африканцев-невольников.

Торговля невольниками приносила немалые доходы работорговцам и купцам. Ее выгодность была для них очевидной: если из трех кораблей с рабами добирался до берегов Америки один, то и тогда владелец не нее убытка. По данным за 1786 г., цена раба в Западной Африке составляла 20—22 ф. ст., в Вест-Индии — около 75—80 ф. ст. Работорговля имела для европейцев и другую более важную, «рациональную» сторону. В целом она способствовала развитию экономики европейских стран и подготовки в них промышленных переворотов.

Работорговля требовала постройки и оснащения кораблей, увеличения их количества. Привлекался труд многочисленных людей внутри отдельно взятой европейской страны и вне ее. Масштабы занятости людей, становившихся специалистами в своем деле, были внушительны. Так, в 1788 г. на

производстве товаров для работорговли (а она имела, как правило, меновой характер) только в Манчестере было занято 180 тысяч рабочих. Размах работорговли к концу XVIII в. был таким, что в случае ее прекращения на Гвинейском побережье, могли разориться и обнищать около 6 млн только французов. Именно работорговля дала в то время мощный толчок к бурному развитию текстильной промышленности в Европе. Ткани составляли 2/3 товарного груза кораблей, шедшего на обмен невольников.

В XVIII в. ежегодно от побережья Африки отправлялось более 200 кораблей с невольниками. Перемещение такой огромной массы людей стало возможным не только потому, что в Западной Европе в сотрудничестве с американскими рабовладельцами сложилась организация торговли невольниками, но и потому, что и в самой Африке возникли соответствующие системы ее обеспечения. Спрос Запада нашел предложение невольников в среде африканцев.

«Работорговая Африка»

В самой Африке, особенно в ее восточных регионах, торговля рабами началась давно. Уже с первых столетий нашего летоисчисления черные рабы и рабыни высоко ценились на азиатских базарах. Но этих рабов и рабынь покупали в азиатских странах не как носителей рабочей силы, а как предметы роскоши для дворцов и гаремов восточных владык в Северной Африке, Аравии, Персии, Индии.Их чернокожих африканцев-рабов правители стран Востока, как правило, делали воинов, которые пополняли ряды их армий. Этим определялся и размер восточноафриканской работорговли, которая была менее масштабной, чем европейская.

До 1795 г. европейцы еще не могли продвинуться внутрь Черного континента. По этой же причине они не могли сами захватывать невольников. Добычей «живого товара» занимались те же африканцы, а размеры его поступления на побережье определялись спросом извне.

В работорговых районах Верхней Гвинеиневольников добывали, а затем продавали преимущественно мулаты, тесно связанные с местным населением. Значительную активность в поставке рабов для европейцев проявляли и африканцы-

мусульмане. В районах, колонизованных южнее экватора, в добыче «товара» для невольничьих кораблей участвовали непосредственно и португальцы. Они организовывали специальные «работорговые» военные походы во внутренние районы континента или отправляли в глубь материка караваны, во главе которых ставили своих торговых агентов — «помбей-руш». Последние порой сами были из числа невольников. «Помбейруш» совершали далекие экспедиции и приводили много рабов.

Работорговля предшествующих веков привела к полной и повсеместной деградации правовых, иногда очень суровых, норм, регулировавших в прошлом деятельность традиционных обществ. Морально деградировали и втянувшиеся в работорговлю с целью наживы господствующие слои африканских государств и обществ. Постоянно инспирируемые европейцами требования новых невольников приводили к междоусобным войнам с целью захвата каждой стороной пленных, с тем, чтобы их продать в рабство. Деятельность работорговли сделалась со временем чем-то обычным для африканцев. Люди сделали торговлю рабами своей профессией. Самым выгодным стал не производственный труд, а охота за людьми, захват пленных на продажу. Разумеется, никто не хотел быть жертвой, все стремились стать охотниками. Обращение людей в депортируемых рабов происходило и внутри самих африканских обществ. В их число попадали те, кто не повиновался местным властям, не выполнял предписанных поручений, был уличен в насилии и разбое, в супружеской неверности, одним словом был нарушителем тех или иных социальных норм, которыми руководствовалось общество.

За 150 лет нараставшего в европейских странах спроса на африканскую рабочую силу, удовлетворение его, т. е. предложение рынка невольников, оказывало различное влияние на социальную организацию участвовавшей в работорговле Африки. Вкоролевстве Лоанго,западноафриканское побережье, верховный правитель создал для управления работорговыми операциями с европейцами специальную администрацию. Ее возглавлял «мафук» — третье по значению лицо в королевстве. Администрация контролировала весь ход торговых операций в каждой точке товарообмена. Мафук определял налоги и цены в торговле невольниками, выступал арбитром в спорах, обеспечивал поддержание порядка на рынках, ежегодно

выплачивал королевской казне плату. Любой житель Лоанго мог привести на рынок невольников — местный ли вождь; просто свободные люди и даже их слуги, если только все соответствовало установленным правилам продажи. Любое отступление от сложившейся системы торговли невольниками вело к аннулированию сделки, будь он африканец или европеец. Такая централизация обеспечивала государству и немногочисленной прослойке посредников рост их богатства. Строгий контроль за продажей невольников на вывоз не нарушал внутренних порядков королевства, поскольку продававшиеся европейцам рабы никогда не происходили из королевства, а доставлялись из-за границ Лоанга. Таким образом, местное население не опасалось работорговли и традиционно занималось земледелием и рыболовством.

Пример королевства Дах-хом (Дагомея-Бенин)демонстрирует зависимость европейских работорговцев от порядков, устанавливаемых в самих африканских государствах в XVIII в.,: в части регулирования работорговли в экономических и культурных интересах государства. Продажа на вывоз дагомейских подданных была строго запрещена. Приток невольников происходил только с сопредельных с Дагомеей территорий. Осуществлялось строгое и обязательное регламентирование торговли, навязанное европейским купцам. Все работорговые операции в королевстве находились под жестким контролем специального лица «йовогана» и разветвленной сети его штатных соглядатаев. Йоваган был одновременно как бы министром иностранных дел и министром торговли, нередко его вое; принимали как вице-короля. В случае с Дагомеей показатель-: но, что не всегда спрос рождал предложение. Йоваган создал > в своей стране такую обстановку для европейских торговцев живым товаром, что с некоторых пор им стало убыточно приобретать его в Дагомее. ;

Одним из резервуаров, из которого постоянно черпались невольники, причем в большом количестве, являлась восточная часть многонаселенной дельты Нигера.Здесь сложились минигосударства народов ари, игбо, эфик и др. Структура» этих государств и характер их обычаев отличались от моде^: лей Лоанго и Дагомеи. Захват невольников, как правило, производился на их же собственных территориях. Главным «производителем» рабов был оракул Аро-Чуку,которого почитали во всей дельте Нигера. Он по-своему определению требовал

жертв — «пожирал» неугодных жителей. Это «пожирание» означало продажу неугодных оракулу людей как невольников на экспорт. Но так как одним подобным путем было невозможно обеспечить спрос на рабов, то вооруженные отряды ари, находившиеся под началом оракула, высаживались на берега Нигера и проводили набеги на близлежащие районы. Захваченных в плен везли к побережью. Регулярность этого торгового грузопотока обеспечивало «тайное общество» Эк-пе, объединявшее местную торговую элиту. В 17111810гг. в результате такой активности Экпе восточная часть дельты Нигера поставила европейским работорговцам до миллиона рабов. Работорговля здесь продолжалась в таких же масштабах вплоть до 1840 г.

Европейцы, в местах своего первого закрепления на западном побережье Африки, могли управлять лишь теми, кто жил в самих фортах. Всего их на всем побережье Западной Африки, исключая Анголу, насчитывалось к концу XVIIIв. около трех тысяч человек. Реальная власть всюду еще принадлежала африканцам и проявлялась в необходимых случаях как сила, способная устранить слишком смелые притязания европейцев. Так были сожжены форты в Лоанго и Аккре, а королевство Бенин, например, просто отказалось от всяких контактов с европейцами и имело с ними торговые отношения только через специально искусственно созданное для этой цели образование — «королевство» Оде-Итсекири.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная